«литературные химки» №3 Предисловие




Название«литературные химки» №3 Предисловие
страница1/12
Дата конвертации23.11.2013
Размер1.52 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


АЛЬМАНАХ

«ЛИТЕРАТУРНЫЕ ХИМКИ»


3


Предисловие

Второй литературный конкурс имени Н.П. Огарёва приурочен к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне и призван по-новому осветить отношение к событиям минувшей войны, память о подвиге народа во имя Великой Победы, принести слова признания поколению военного времени, вынесшему тяготы войны и спасшему человечество от фашизма.

Для России тема войны актуальна и сейчас, она близка людям и получает отражение в произведениях искусства и литературы. Задачей конкурса было выявить лучших авторов, пишущих на эту тему. Выбор оказался непростым.

По итогам конкурса первое место в номинации «Проза» присуждено члену Союза писателей РФ, члену-корреспонденту Академии литературы РФ Тишковскому Роману Константиновичу, второе место заслужила член Союза литераторов России Мочалова Нина Валентиновна и третье – участник ЛИТО «Химки» Рожин Михаил Михайлович.

В номинации «Поэзия» победителями признаны член Союза писателей РФ Сарафанов Владимир Иванович, член Союза писателей РФ Фиохин Владимир Петрович, поэт Аникин Борис Алексеевич.

Высокую оценку за активное участие в конкурсе получили юные авторы, учащиеся химкинских школ и лицеев.

В сборнике опубликованы произведения всех участников конкурса, что дает возможность полнее оценить творческий потенциал авторов, непосредственно познакомиться с их работами в авторском исполнении.

Второй раздел сборника продолжает знакомство с творчеством членов литературного объединения по широкому спектру жанров и тем. Он вобрал лучшие, с точки зрения авторов, произведения и дополнил сборник темами о природе, о любви, о чувствах и чаяниях людей.

Возможность быть опубликованными получили творчески зарекомендовавшие себя члены ЛИТО и новые, в том числе юные его участники. Встав на страницах сборника рядом с опытными и зрелыми авторами, им легче совершенствовать свое мастерство.

Всем вместе при поддержке руководства городского округа нам предстоит высоко держать достигнутый литературным объединением «Химки» уровень признания среди творческих объединений Московской области.


Мурашкин В.И.,

член Союза писателей России,

лауреат Первого литературного конкурса

имени Н.П. Огарёва


Участники


Литературного конкурса им. Н.П. Огарева


2010


Содержание


1-я часть: Итоги Литературного конкурса им. Н.П. Огарева 2010 г.


2-я часть: Произведения членов ЛИТО «ХИМКИ»


Редакционный совет:


Богданович А.А. , член Союза писателей России;

Вайдман М.Д., член Союза писателей России;

Захаров В.Н., член Союза писателей России;

Камшилина Е.Б., член Союза писателей России;

Мурашкин Ю.И., член Союза писателей России;

Озорянская Л.М., зам. директора ДК «Родина»


Победители

Литературного конкурса им. Н.П. Огарева

(2010 г.)


Номинация – проза


1 место – Тишковский Роман Константинович

за рассказ «Встреча. Письмо из окопа».


2 место – Мочалова Нина Валентиновна

за рассказ «Блокадное детство».


3 место – Рожин Михаил Михайлович

за очерк «День Победы».


Номинация – поэзия


1 место – Сарафанов Владимир Иванович

за стихотворения «В каждом сердце сорок пятый»;

«Верный сын. 41-й год»;

«Друг»;

«Дорога в бессмертие».


2 место – Фиохин Владимир Петрович

за стихотворения «Кантата»;

«Неотправленное письмо с фронта»;

«Песня солдата»;

«Героям 1941-го года».


3 место – Аникин Борис Алексеевич

за стихотворение «У дороги камень»

Райкова Наталья

за стихотворения «В музее»;

«В какой-то давней телепередаче…».


Детская группа


Номинация – проза


1 место – Ларина Екатерина

за серию рассказов «Андрей», «Саша», «Оля»


2 место – Корнеева Елена

за рассказ «Война»


3 место – Сексясова Елизавета

за рассказ «Простая история простого человека»


Номинация – поэзия


1 место – Степанов Артем

за стихотворение «Солдат»

2 место – Тельнов Денис

за стихотворение «Память»


3 место – Константинова Полина

за стихотворение «Победа»

Абрадова Екатерина

за стихотворение «Воспоминания о войне»


Поощрительные премии


Аброськина Анастасия

за стихотворение «Девчонка, ожидавшая парнишку»

Юдина Вера

за стихотворение «Победа»

Сурина Екатерина

За текст песни «Война»


Роман ТИШКОВСКИЙ,

поэт, член Союза писателей России, член Академии российской литературы


вСТРеЧА

(ПИСЬМО ИЗ ОКОПА)


Удивительными иногда бывают встречи, хотя самой встречи вроде бы и не предвиделось. Встречи, которую, пусть и подспудно, всё-таки ожидаешь долгие годы, не надеясь на добрый случай и частенько забывая, что память наша столь несовершенна и прямолинейна, сколь изворотлива и умудрёна.

И сколько тонких и неожиданных поворотов в этой памяти иногда должно произойти, чтобы вдруг, под абсолютно непредвиденным углом, высветить главное! Чем, оказывается, ты всё это время и жил, и творил, и бодрствовал…

Вспоминается Казань начала 1944-го, когда Великая Война давно уже перевалила свой кровавый экватор. Ещё трудная зима, ещё февраль, но уже пахнет мартом. Весёлым мартом, с безмятежной лёгкостью падающим мохнатым снежком. Но улицы – вдоль тротуаров и дорог – чисто убраны. А убирали снег, что всегда вызывало необъяснимое удивление, узбеки в пёстрых стёганых халатах, и в каждой руке по огромной фанерной лопате, обитой металлической полоской, скребку или метле.

Господи! Откуда в Казани узбеки? Наверное, потому, что все остальные день и ночь трудились на авиационном заводе.

Мне, первокласснику, такая зима была удивительно по душе. Потому что, лишь на своей небесной жёрдочке пригреет солнышко, хотелось, если выходные, беззаботно прогуляться по улицам.

А ещё и потому, чтобы услышать, когда из вытянутого и причудливо изогнутого чёрного чрева прямоугольных рупоров, висевших вдоль улиц на столбах, разносился пробиравший до мурашек по спине завораживающий голос Левитана: «Наше дело правое, победа будет за нами».

Ему не верить – было просто невозможно. Да, списки освобождённых сёл, деревень и городов. Да, вечная память нашим солдатам и офицерам, геройски павшим при их освобождении. И затем – обязательное, словно молитва на все времена: «Наше дело правое, победа будет за нами».

Эти слова, точно стихи, словно пушкинское «У лукоморья дуб зелёный», все помнили наизусть. Они были написаны везде – в магазинах и на школе, на трамвайных остановках и на фронтоне двухэтажного клуба имени Горбунова, среди толкущихся на барахолке и даже на спичечных коробкáх…

Мы с мамой жили в соцгородке – социалистическом городе. Это между самим городом Казанью, речкой Казанкой и несколькими трамвайными остановками до безмерного поля, где, частью в новых цехах-ангарах, частью на голой земле, всего-то два года назад, взгромоздился и продолжал обустраиваться авиационный завод.

Завод, прибывший в нескольких эшелонах с московских Филей. Завод, откуда каждую ночь, мы об этом, вездесущая ребятня, достоверно знали, вывозились на железнодорожных платформах, покрытых брезентом, – новенькие самолёты, самолёты, самолёты…

Соцгородок строили перед самой войной. Пятиэтажные кирпичные дома с нормальной канализацией, с паровым отоплением. В нашей двухкомнатной коммуналке жило, помимо нас, две семьи. Мы с мамой занимали ванную комнату. Отец в конце 1942-го, после снятия брони, ушёл на фронт.

Ванну в своё время строители поставить не успели, и на её месте был дощатый топчан, под которым чемоданы да книги, а на топчане – наша постель. Рядом – какая-то облезлая, с оббитой коричневой краской, тумбочка, заменявшая стол. На тумбочке втихую включавшаяся настольная лампа, потому что нечто тусклое и замызганное, висевшее под самым потолком, освещало только сам высокий потолок и ближайшее к нему пространство.

Да ещё на тумбочке – частенько перегоравшая электрическая плитка, на всякий случай стоявшая на двух кирпичах, спираль которой мы умудрялись чинить, не выключая электроприбор, чиркая по ней карандашом и дожидаясь мгновенной сварки спирали.

Нет, на кухне у нас была ещё керосинка, а у соседей примус и керогаз, но электроплитка была не такой вонючей, если ничего не пригорало, привычнее, надёжнее и, что немаловажно, ближе, много быстрее в готовке и на глазах…

За прошедшую зиму мы с мамой хорошо переболели всяческими болезнями, связанными с недостатком витаминов, – чирьями и чем-то типа чесотки. Провоняли ихтиолкой, иначе – мазью Вишневского, непрерывно меняя, после скудного омовения в тазу, повязки на руках и ногах. А выходя на кухню, регулярно чистили зубы порошком из сухого древесного угля… И теперь, к весне, потихоньку оживали и превращались в более-менее нормальных людей…

И вот, в одну из суббот, я поехал на трамвае в город навестить двоюродных брата и сестру, живших чуть ли не в центре Казани, рядом с улицей Баумана и Казанским университетом. Дома родных не оказалось, я пошёл прогуляться, побродил вдоль Казанского университета, где как живой, слегка поёживаясь от морозца, упорно стоял молодой Володя Ульянов, а затем повернул на Баумана и зашёл в книжный магазин, еле-еле открыв тяжелейшую двухметровую дубовую дверь.

После многолюдного яркого дня в тихой и умиротворённой полутьме магазина обшарил глазами разложенные на прилавке книги и вдруг, совершенно для себя неожиданно, зачитался сказкой в стихах о девочке и её кукле. Что-то в этой истории меня глубоко затронуло. Не дочитав, полистал книжку. Она состояла из двух разделов – довоенного, где были сказки и поэмы, в том числе и та, которую не дочитал, и второго, военного раздела, со стихами, зовущими в атаку…

«Письмо из окопа» называлась эта книжка на серой бумаге в мягкой светлой обложке. Нащупав в кармане единственный рубль, выбил в кассе чек, заплатив за книжку, и получил сдачу. Взяв книжку в руки и аккуратно, словно птенчика, спрятав её от медленно падающего снега под отворот купленного по ордеру куцего пальтеца, вышел на улицу Баумана.

Выйдя на улицу, я не вспомнил про своих родных, меня тревожила не дочитанная история про девочку. Снег прекратился. Я нашёл возле университета скамейку и, смахнув снег, забрался на неё, усевшись на спинку скамьи и опустив ноги на сиденье...

Девочке было совсем плохо, фашисты расправились с нею, а куклу выбросили на помойку. Где-то в уголках глаз затаилась предательская слеза, и я незаметно смахнул её рукавичкой. Стало смеркаться, заходить к родным расхотелось, тем более что особой необходимости не было, и я повернул к трамвайной остановке. Довольно скоро затарахтел трамвай, у которого вместо части стёкол была фанера, народу было не так много, и мы поехали.

Помню, я даже смог с краешку примоститься на деревянное, из смутно поблёскивающих лакированных планок, ледяное сиденье у замёрзшего окна и ещё раз перелистал книжку, чуть не пропустив, когда трамвай переползал по скрипучему мосту речку Казанку, и вышел у соцгородка. Трамвай погромыхал к авиационному заводу, на котором, хотя и суббота, ещё работала и, наверное, допоздна, мама, а я побрёл домой.

Дома прочитал ещё раз про девочку с куклой, затем стихи про атаку, письмо из окопа, не совсем понятные, но врезавшиеся куда-то внутрь памяти, чеканные строки:

Прощай, моя умница! Если судьба

Пошлёт мне смертельную рану,

До самой последней минуты своей

Глядеть на лицо твоё стану. (1941) */

И уж затем, наконец-то (а что оставалось делать!), принялся за чистописание…


–––––––––– ––––––––––

Время шло своим чередом. Мы с мамой вернулись в Москву. Война после тяжёлых испытаний и лишений завершилась Великой Победой. После семилетки, поступив на работу, я окончил вечерний авиационный техникум, отслужил положенные три года в Советской Армии, женился, родилась, чуть ли не в день полёта Гагарина, и, в общем-то нормально и благополучно, росла дочь. Я продолжал учиться, но теперь уже – в институте, и мы жили надеждами на будущее.

Новая послевоенная жизнь со всеми плюсами и минусами завораживала своей ясной целеустремлённостью, заполняла наши умы и сердца. Мы все, кто где, работали и учились. Нет, среди нас не было тех стиляг, о которых теперь, как о самом сокровенном, пытается провозглашать прогнившая, провонявшая Западом, вшивая интеллигенция, выдавая свои животные инстинкты за нечто высокое и благородное. Да ещё представляя наше прошлое с издёвкой, чему с таким предательским усердием потакает нынешняя никчёмная власть.

Космическая тема, словно водоворот, вовлекала всё большее количество людей. Открывались новые просторы. Открывалось новое и о Великой Войне.

Мы восхищались героями Бреста, о которых до поры так мало знали. Восхищались татарским поэтом Мусой Джалилем, оказавшимся, волей военного случая, в Моабитской тюрьме, но не сломленным, и там казнённым. В том Моабите, объединившем Джалиля с энергичным великим сыном немецкого народа – коммунистом Эрнстом Тельманом.

Но остались, сохранённые соратниками Джалиля, его Моабитские тетради – стихи мужества и печали, мужского достоинства и верности своей Великой Родине.

Да, я восхищался его подвигом, как и подвигом Зои Космодемьянской. В их поступках я всегда видел вершину мужества…

И вот однажды, в весёлый, по-мартовски снежный денёк, когда лёгкое солнышко вспорхнуло на жёрдочку небес, мне припомнился тот, пятнадцатилетней давности, день, когда я, ещё первоклашкой, переживал, зачитываясь, за девочку с куклой. Фамилии поэта я не помнил, та книжка за время переездов затерялась, но кто-то внутри меня упорно твердил, подсказывая: вспомни, вспомни, вспомни…

Зайдя однажды в книжный на Арбате, я нашёл сборники Мусы Джалиля, перелистал их и… и обнаружил знакомую девочку с куклой, письмо из окопа и другие, когда-то так меня тронувшие, стихи.

Господи! Всё-таки как справедливо при всех несуразностях устроена жизнь! С фотографии на меня глядело открытое красивое и мужественное лицо поэта-гражданина.

Но Муса не корчил из себя зануду, замученного ужас какими серьёзностями, он улыбался и весело подшучивал:

Я с любимою сижу,

На лицо её гляжу,

Мы щебечем и поём

И толкуем о своём…

Предо мной сидит она,

Улыбаясь, как весна.

Лишь одно меня томит –

Вечно милая спешит. **/

Этих стихов раньше быть не могло. Это – из Моабитской тетради.

Да, Муса Джалиль знал себе цену и чётко представлял, за что воевал и что для него было главным. Главным для него была Родина и всё, связанное с нашей Великой страной:

Пусть мои минуты сочтены,

Пусть ждёт меня палач и вырыта могила,

Я ко всему готов. Но мне ещё нужны

Бумага белая и чёрные чернила! ***/


Вот мы и встретились, Муса! Спасибо тебе за всё, Муса!

Мы – твои должники, Джалиль, мы все твои должники, включая и ту печальную востроглазую девочку с помятой и растерзанной куклой, выброшенной фашистами на помойку…

*/ Перевод В. Тушновой.

**/ Перевод А. Ахматовой.

***/ Перевод С. Маршака.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

«литературные химки» №3 Предисловие iconЛитературные места в Москве цдл
В малом зале Центрального Дома литераторов проводятся литературные и музыкальные вечера, международные фестивали и кинособытия для...
«литературные химки» №3 Предисловие iconМосква парвинэ 2003 оглавление
Предисловие А. Г. Пузановского к русскому изданию 14 Предисловие М. В. Хансена 16
«литературные химки» №3 Предисловие iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
Предисловие к первому изданию 1884 года предисловие к четвиртому изданию 1891 года
«литературные химки» №3 Предисловие iconПредисловие предисловие
Цикл лекций «Эфиродинамическая картина мира» был прочитан автором в Лектории Политехнического музея в учебном 2000-2001 году. Эти...
«литературные химки» №3 Предисловие iconЕжеквартальныйотче т
Место нахождения эмитента: Российская Федерация, 141400, Московская область, г. Химки, аэропорт Шереметьево
«литературные химки» №3 Предисловие iconЛитературная мода и литературные модели в западноевропейской и американских литературах

«литературные химки» №3 Предисловие iconБарокко, классицизм, сентиментализм такими словами обозначают в литературоведение основные литературные направления XVIII века
Барокко, классицизм, сентиментализм – такими словами обозначают в литературоведение основные литературные направления XVIII века
«литературные химки» №3 Предисловие iconТехническое задание на поставку
Доставка на склад ОАО «Аэрофлот», по адресу: Россия, 141426, Московская область, г. Химки, а/п Шереметьево, ДУЗД ОАО «Аэрофлот»
«литературные химки» №3 Предисловие iconЛитературные премии 2012 Нобелевская премия по литературе
Мо Янь «Страна вина» ( философская сатира китайского писателя на современные нравы, на жизнь китайских чиновников )
«литературные химки» №3 Предисловие iconТема занятия
Цель. Формирование понятий виды музеев: государственные, частные; художественные, исторические, литературные, музеи-дома, Расширение...
Разместите кнопку на своём сайте:
kaz2.docdat.com


База данных защищена авторским правом ©kaz2.docdat.com 2013
обратиться к администрации
kaz2.docdat.com
Главная страница